Правовое регулирование маркетинговой деятельности
  • Register
Что нужно сделать, прежде чем уйти из офиса на фриланс: 7 советов

Что нужно сделать, прежде чем уйти из офиса на фриланс: 7 советов

Смена гарантированной ежедневной работы в офисе «от звонка до звонка» на жизнь фрилансера может...

Как вы воспринимаете мир: определите свою ведущую репрезентативную систему

Как вы воспринимаете мир: определите свою ведущую репрезентативную систему

У вас есть своя ведущая репрезентативная система, с помощью которой вы получаете наибольшее...

5 советов для тех, кто хочет основать собственный бизнес, не уходя с работы

5 советов для тех, кто хочет основать собственный бизнес, не уходя с работы

Мечты многих молодых людей о собственном стартапе часто разбиваются о необходимость работать в...

5.6. Договор коммерческой концессии(франчайзинга) как форма,

опосредующая вертикальную сбытовую маркетинговую систему
Одной из наиболее интересных моделей организации современных сбытовых маркетинговых систем, способствующих развитию товародвижения, является франчайзинг (или франшиза). Он основан на предоставлении как правило крупной корпорацией тем или иным субъектам предпринимательской деятельности прав действовать от ее имени, а также других привилегий и Льгот. Здесь возникло несколько вариантов организации — в зависимости от того, кто и по отношению к кому предоставляет определенные привилегии и льготы. В американском автомобилестроении, например, стало популярным спонсорство и предоставление других привилегий производителями по отношению к розничным торговцам. Производитель также может наделять привилегиями оптовых продавцов, берущих на себя ряд его функций. К примеру, компания "Coca-Cola" выдает соответствующие лицензии ряду оптовиков, которые, покупая у компании-производителя концентрат сиропа, сами производят разлив и продают бутылки с напитками розничным торговцам.
Франчайзинг получил свое распространение в области распределения товаров, работ и услуг системы бензозаправочных станций, автомастерских, автошкол, предприятий по прокату автомобилей, ремонтно-строительных предприятий, салонов моды и косметических услуг, аптек, ресторанов, фирм по ремонту бытовой и электронной аппаратуры, компаний мотель-бизнеса и др.
Первые элементы франчайзинга появились в США в середине XX столетия, однако его активное применение началось в конце 70-х годов, после либерализации антитрестовского законодательства США. Сегодня франчайзинг получил распространение и признан самостоятельным объектом правового регулирования более чем в 80 странах мира. В России франчайзинг как реально существующая разновидность маркетинговых отношений только начинает зарождаться. Например, на основе франчайзинга действуют всемирно известные иностранные корпорации в сфере быстрого приготовления пищи, такие, как "Макдоналдс", "Пицца-хат", "Ростикс" и др.
Согласно определению экспертов ВОИС, франчайзинг — это договор, по которому одно лицо (правообладатель, или франчайзер),
имеющее разработанную систему ведения определенной деятельности, разрешает другому лицу (франчайзи) использовать эту систему согласно требованиям владельца франшизы в обмен на вознаграждение. Продажа товаров и услуг на условиях франшизы (льгот, привилегий) в развитых странах в последнее время значительно возрастает, а, по оценкам зарубежных и отечественных маркетологов, франчайзинг рассматривается как одна из наиболее прогрессивных систем каналов товародвижения.
Обычно по договору франшизы франчайзер предоставляет франчайзи весь комплекс принадлежащих ему прав интеллектуальной собственности — фирменное наименование, товарные знаки и знаки обслуживания, изобретения и промышленные образцы, ноу-хау, произведения, охраняемые авторским правом, и т.п. При этом исключительные права передаются на условиях франшизы, т.е. на льготной и привилегированной основе. Помимо передачи права на интеллектуальную собственность франчайзер должен оказывать франчайзи организационную, техническую, маркетинговую помощь, поддерживать его по другим вопросам хозяйственной деятельности.
Конструкция франчайзинга предполагает обоюдную заинтересованность его участников в совместной маркетинговой деятельности. Так, франчайзи на отведенной ему территории надежно защищен фирменным наименованием и торговой маркой франчайзера, пользуется его технологическими разработками, маркетинговыми приемами и опытом. В то же время для правообладателя франчайзинг является наиболее удобным средством расширения своего бизнеса: он избавлен от необходимости открывать филиалы и дочерние общества для развития своей деятельности. Предприятия пользователей группируются в интегрированную маркетинговую систему правообладателя, который в связи с зависимостью франчайзи от исключительных прав франчайзера и принятием предприятиями-франчайзи на себя обязательств придерживаться в своей деятельности стандартов и качества не ниже франчайзера, сохраняет над ними практически такой же контроль, как если бы они в действительности были его подразделениями или филиалами. Все это дает возможность в течение относительно короткого срока создавать эффективные маркетинговые системы сбыта в виде разветвленных сетей фирменных магазинов, ресторанов, гостиниц, автосервисов и т.п.
Эквивалентом известных в западном законодательстве понятий "франшиза" и "франчайзинг" в российском праве является понятие "коммерческая концессия". Договор коммерческой
концессии заключается с целью создания маркетинговых сбытовых систем, расширения сети рынков сбыта товаров и услуг под фирмой правообладателя и на основе целого комплекса передаваемых исключительных прав, что отличает его от традиционных лицензионных договоров, позволяющих лицензиату использовать лишь отдельные объекты интеллектуальной собственности (товарный знак, знак обслуживания, изобретение, полезную модель и др.), права на которые принадлежат лицензиару. Данный вид сделок как разновидность маркетинговых отношений в России еще не получил должного развития, однако правовые основы регулирования уже созданы и содержатся в гл. 54 ГК РФ.
Легальное определение договора коммерческой концессии в целом соответствует пониманию франчайзинга, сложившемуся в мировой практике. Так, согласно п. 1 ст. 1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав — товарный знак, знак обслуживания и т.д.
Указанный перечень исключительных прав не является исчерпывающим. В договоре коммерческой концессии может быть предусмотрена передача прав и на другие объекты интеллектуальной собственности, например промышленный образец или программу для ЭВМ.
Согласно п. 1 ст. 1031 ГК РФ правообладатель обязан предоставить пользователю всю необходимую техническую, коммерческую документацию (положения, инструкции и т.п.) и иную информацию, выдать ему предусмотренные договором лицензии, обеспечив их оформление в установленном порядке, проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным с реализацией предоставленных исключительных прав, и не вправе отступить от этих обязанностей (ст. 422 ГК РФ). Передача пользователю документации, профессионального опыта нужна ему для надлежащей маркетинговой деятельности, а получение лицензий — для реализации предоставленных ему прав на использование соответствующих объектов интеллектуальной собственности. Следует также иметь в виду, что если договором коммерческой концессии не предусмотрено иное, то
правообладатель обязан обеспечить регистрацию договора коммерческой концессии согласно п. 2 ст. 1028 ГК РФ, оказывать пользователю постоянное техническое и консультационное содействие, включая содействие в обучении и повышении квалификации работников (в частности, по различным аспектам организации предпринимательской деятельности, в том числе менеджменту, созданию маркетинговой системы сбыта, ценообразованию, товарной политике, маркетинговым коммуникациям, ведению учета и отчетности), контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем на основании договора коммерческой концессии (п. 2 ст. 1031 ГК РФ).
Пункт 2 ст. 1027 ГК РФ предусматривает необходимость согласования в договоре коммерческой концессии объема передаваемых прав (территории, охватываемой концессией, вида деятельности, количества выпускаемых или продаваемых товаров, объема работ или услуг и т.п.), что обусловливается нематериальным характером объектов этих прав, возможностью их одновременного использования неограниченным кругом лиц. Сторонами по договору коммерческой концессии могут быть только коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.
Статья 1032 ГК РФ с учетом характера и особенностей деятельности, осуществляемой пользователем по договору коммерческой концессии, возлагает на него следующие обязанности:
использовать фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя указанным в договоре образом;
обеспечивать соответствие качества производимых им на основе договора товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг качеству аналогичных товаров, работ или услуг, производимых, выполняемых или оказываемых непосредственно правообладателем;
соблюдать инструкции и указания правообладателя, направленные на обеспечение соответствия характера, способов и условий использования комплекса исключительных прав тому, как он используется правообладателем, в том числе указания, касающиеся внешнего и внутреннего оформления коммерческих помещений, используемых пользователем при осуществлении предоставленных ему по договору прав;
оказывать покупателям (заказчикам) все дополнительные услуги, на которые они могли бы рассчитывать, приобретая (заказывая) товар (работу, услугу) непосредственно у правообладателя;
не разглашать секреты производства правообладателя и другую полученную от него конфиденциальную маркетинговую информацию, что предопределяет необходимость включения в трудовые договоры с его работниками условий о неразглашении конфиденциальной информации;
предоставить оговоренное количество субконцессий, если такая обязанность предусмотрена договором;
информировать покупателей (заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное наименование, коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания или иное средство индивидуализации на основании договора коммерческой концессии.
Важно заметить, что предметом договора коммерческой концессии служат отчуждаемые имущественные права. К ним нельзя отнести указанную в п. 2 ст. 1027 ГК РФ "деловую репутацию", хотя при согласовании цены договора обычно учитывается ее условная стоимость, которая оказывает воздействие, и зачастую существенное, на стоимость передаваемых прав.
В соответствии со значением и особенностями прав, передаваемых по договору коммерческой концессии, ст. 1028 ГК РФ содержит специальные требования к оформлению договорных отношений, соблюдение которых является обязательным. Во-первых, договор должен быть заключен в письменной форме. Во-вторых, он подлежит государственной регистрации в соответствующем органе, ведущем реестр юридических лиц и граждан-предпринимателей. Необходимость такой процедуры обусловлена особенностями системы возникновения и закрепления исключительных прав на фирменное наименование и спецификой правового статуса граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица (ст. 23 ГК РФ).
Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование, зарегистрированное в установленном порядке (п. 4 ст. 54 ГК РФ). Лицо, неправомерно использующее чужое зарегистрированное фирменное наименование, по требованию обладателя права на него обязано прекратить его использование и возместить причиненные убытки.
Исключительное право на фирменное наименование возникает с момента включения юридического лица в реестр юридических лиц. Лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, в отличие от юридического лица использует коммерческое обозначение, охрана которого не урегулирована российским законодательством. Исключительное право на использование коммерческого обозначения возникает с начала фактического пользования им. Права на коммерческое
обозначение могут быть защищены в России в соответствии со ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности.
Если правообладатель зарегистрирован в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя в иностранном государстве, то договор коммерческой концессии регистрируется органом, осуществившим регистрацию юридического лица или индивидуального предпринимателя, выступающего пользователем.
При наличии в договоре коммерческой концессии условия о передаче прав на использование охраняемых объектов промышленной собственности (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков) он подлежит также обязательной регистрации в Роспатенте. Такой порядок предопределяется особенностями системы регистрации возникновения и защиты исключительных прав на изобретения, товарные знаки и другие объекты интеллектуальной собственности, а также вытекающими отсюда специальными правилами передачи прав.
В случае несоблюдения письменной формы и требования о регистрации договора коммерческой концессии в Роспатенте договор считается недействительным и признается ничтожным, что влечет за собой последствия, предусмотренные ст. 165 ГК РФ. Государственная же регистрация в реестре предпринимателей важна для отношений сторон с третьими лицами. Взаимодействуя с широким кругом потребителей, стороны не смогут ссылаться на договор до его регистрации. Для самих же сторон в изъятие из общих правил, предусмотренных п. 3 ст. 433 ГК РФ, договор вступает в силу с момента его заключения.
Концессионным договором может быть предусмотрено право пользователя выдать определенное количество субконцессий на какой-либо территории. С точки зрения маркетинга это важно для создания разветвленных сбытовых сетей и последующего эффективного управления ими. Так, ст. 1029 ГК РФ предусматривается возможность заключения договора коммерческой субконцессии на основе договора концессии, в котором должно быть предусмотрено право пользователя разрешать другим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса на условиях субконцессии, согласованных им с правообладателем либо определенных в договоре коммерческой концессии. В договоре может быть предусмотрена обязанность пользователя предоставить в течение того или иного срока определенному числу лиц возможность пользоваться указанными в нем правами на условиях субконцессии.
Таким образом, по договору субконцессии пользователь выступает в качестве вторичного правообладателя, а его контрагент — в качестве вторичного пользователя. Предоставленные в порядке субконцессии исключительные права производны от прав, полученных пользователем по основному договору, и их объем не может выходить за рамки последних. То же касается срока договора коммерческой субконцессии. Кроме того, если договор коммерческой концессии является недействительным, недействительны и заключенные на его основании договоры коммерческой субконцессии.
Поскольку договор коммерческой концессии содержит элементы лицензионных отношений, возникающие в связи с передачей исключительных прав, то согласно п. 3 ст. 1029 ГК РФ (если иное не предусмотрено договором коммерческой концессии, заключенным на определенный срок) при его досрочном прекращении права и обязанности вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии (пользователя по договору коммерческой концессии) переходят к правообладателю, если он не откажется от принятия на себя прав и обязанностей по данному договору. Данное правило применяется также при расторжении договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока. Иначе говоря, происходит трансформация субконцессии в концессию. Это связано с тем, что договор субконцессии порождает не только прямые отношения между сторонами договора, но и опосредованные — между вторичным пользователем и главным правообладателем. В случае прекращения договора коммерческой субконцессии происходит не что иное, как преобразование уже существовавших опосредствованных отношений между этими сторонами в прямые. Причем провозглашенная в законе презумпция перехода субконцессии в концессию дает дополнительные гарантии маркетинговых интересов правообладателя, который заинтересован в расширении хозяйственного оборота его фирменного наименования и товарных знаков, и одновременно — вторичного пользователя, имеющего возможность продолжить свою маркетинговую деятельность на тех же условиях, что были зафиксированы в договоре коммерческой субконцессии. Правила оформления и регистрации договора, а также другие права и обязанности сторон по договору коммерческой субконцессии применяются те же, что и для договора коммерческой концессии.
Обращает на себя внимание специфика правил об ответственности, согласно которым вторичный пользователь отвечает
за причиненный его действиями вред напрямую перед основным правообладателем, несмотря на то что не состоит с ним в непосредственных договорных отношениях. В таком случае, если это не блокируется условиями договора коммерческой концессии, связанного с договором субконцессии, к пользователю могут быть предъявлены требования в виде субсидиарной ответственности согласно ст. 399 ГК РФ.
Существенным условием договора коммерческой концессии является вознаграждение, выплачиваемое пользователем правообладателю. В соответствии со ст. 1030 ГК РФ, отражающей существующую маркетинговую практику и носящей диспозитив-ный характер, вознаграждение по договору коммерческой концессии может иметь форму фиксированных разовых или периодических платежей, отчислений в определенном проценте от выручки, наценки на оптовую цену товаров, передаваемых правообладателем для перепродажи, или иную форму, предусмотренную концессионным договором.
Договором коммерческой концессии могут быть предусмотрены ограничения прав сторон по этому договору (п. 1 ст. 1033 ГК РФ), например обязательство правообладателя не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории либо воздерживаться от собственной аналогичной деятельности на этой территории или обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав.
Среди возможных ограничений прав сторон по договору коммерческой концессии можно также назвать отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя, а также обязательство пользователя согласовывать с правообладателем место расположения коммерческих помещений, необходимых для осуществления предоставленных по договору исключительных прав, а также их внешнее и внутреннее оформление, что корреспондируется с его обязанностью соблюдать инструкции и указания правообладателя относительно внешнего и внутреннего оформления коммерческих помещений, предусмотренной ст. 1032 ГК РФ. Упомянутые ограничительные условия могут быть оспорены и признаны недействительными
по требованию антимонопольного органа или иного заинтересованного лица, если эти условия с учетом состояния соответствующего рынка и экономического положения сторон противоречат антимонопольному законодательству.
Пункт 2 ст. 1033 ГК РФ содержит запреты (носящие императивный характер) на включение в договор условий, ограничивающих права сторон, под страхом их недействительности. Так, являются ничтожными такие условия, в силу которых:
правообладатель вправе определять цену продажи товара пользователем или цену работ (услуг), выполняемых (оказываемых) пользователем, либо устанавливать верхний или нижний предел этих цен;
пользователь вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим местонахождение (место жительства) на определенной в договоре территории.
При взаимодействии с пользователем потребитель может рассчитывать на получение продукции, которая по своим параметрам не хуже, чем он получил бы непосредственно от правообладателя. В связи с этим закон устанавливает повышенную защиту прав потребителей концессионной продукции, провозглашая субсидиарную ответственность правообладателя за ее качество.
Из этого общего правила есть исключение: в случае так называемой производственной концессии, т.е. когда по договору коммерческой концессии пользователь не только продает, но и производит продукцию правообладателя, потребитель вправе выдвинуть свои требования по поводу такой продукции как обоим участникам, так и любому из них, т.е. в солидарном порядке.
Необходимая стабильность пользования исключительными правами обеспечивается нормой ст. 1035 ГК РФ, которая устанавливает преимущественное право пользователя на заключение нового договора концессии в течение трех лет с момента окончания срока первоначального договора. Если правообладатель нарушил права пользователя, заключив в такой срок договор с другим лицом или выдав разрешение на субконцессию,
действие которых будет распространяться на ту же территорию, он обязан полностью
возместить пользователю понесенные им вследствие этого убытки. Таким образом,
если до истечения трехлетнего срока правообладатель пожелает предоставить
кому-либо те же права, какие были предоставлены пользователю по прекратившемуся
договору, то он обязан предложить пользователю заключить новый
договор. При этом его условия должны быть не менее благоприятны для пользователя, чем условия прекратившегося договора.
На договор коммерческой концессии распространяются общие нормы гл. 29 ГК РФ об основаниях, порядке и последствиях изменения сторонами договорных условий. Вместе с тем согласно ст. 1036 ГК РФ в отношениях с третьими лицами стороны договора вправе ссылаться на его изменение лишь с момента регистрации этого изменения в Патентном ведомстве, если не докажут, что третье лицо знало или должно было знать об изменении договора ранее.
Для случая одностороннего расторжения, а также прекращения концессионного договора ст. 1037 ГК РФ предусматриваются некоторые особые условия. Так, каждая из сторон договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока, вправе во всякое время отказаться от него, уведомив об этом другую сторону за шесть месяцев, если договором не предусмотрен более продолжительный срок. Досрочное расторжение договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока, а также расторжение договора, заключенного с указанием срока, должно быть оформлено в том же порядке, в котором был заключен и зарегистрирован договор. При этом проистекающие изменения в правах пользователя на объекты интеллектуальной собственности должны быть отражены в соответствующих государственных реестрах, в которых зарегистрирован концессионный договор и выданные на его основе лицензии.
К специальным основаниям досрочного прекращения договора коммерческой концессии следует отнести утрату концессионером прав на фирменное наименование (коммерческое обозначение), если им не приобретено другое наименование, и объявление одной из сторон договора банкротом. Исключительное право на фирменное наименование не ограничено во времени и в соответствии с п. 1 ст. 61 ГК РФ прекращается е ликвидацией самого юридического лица или со смертью гражданина-предпринимателя, если его права на предпринимательскую деятельность не переходят к наследнику. Право на фирменное наименование может быть прекращено судом, если правообладатель зарегистрировал его в нарушение установленных законом требований. Такое судебное решение может быть вынесено, к примеру, по иску лица, осуществляющего аналогичную деятельность, доказавшего, что оспариваемое наименование тождественно или сходно с его фирменным наименованием, зарегистрированным раньше.
В соответствии со ст. 1038 ГК РФ переход к другому лицу какого-либо исключительного права (в порядке сингулярного или универсального правопреемства), входящего в предоставленный пользователю комплекс исключительных прав, не является основанием для изменения или расторжения договора коммерческой концессии. Новый правообладатель становится стороной договора в части прав и обязанностей, относящихся к перешедшему исключительному праву. При этом должны соблюдаться нормы, установленные законодательством об интеллектуальной собственности. Например, если первый правообладатель переуступил новому исключительное право на знак обслуживания, то он должен зарегистрировать лицензионный договор с пользователем на этот знак обслуживания в Роспатенте, а также выполнять требования ст. 16 Закона о товарных знаках, а именно для продолжения действия свидетельства на знак обслуживания платить ежегодно пошлину, и по истечении 10-летнего срока действия свидетельства подать заявку на его продление.
В случае смерти правообладателя его права и обязанности по договору коммерческой концессии переходят к наследнику при условии, что он зарегистрирован или в течение шести месяцев со дня открытия наследства зарегистрируется в качестве индивидуального предпринимателя. В противном случае договор прекращается. Осуществление прав и исполнение обязанностей умершего правообладателя до принятия наследником этих прав и обязанностей или до регистрации наследника в качестве индивидуального предпринимателя осуществляются управляющим, которого назначает нотариус.
Закон предусматривает гарантии интересов пользователя, которые должен учитывать правообладатель, принимая решение изменить фирменное наименование (коммерческое обозначение), являющееся предметом концессионного договора. Последствия изменения фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя, права на использование которых входят в комплекс исключительных прав, предоставленных пользователю, установлены в ст. 1039 ГК РФ. В таком случае договор коммерческой концессии действует в отношении нового фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя, если пользователь не потребует расторжения договора и возмещения убытков. В случае продолжения действия договора пользователь вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения. Разумеется, в случае продолжения концессионного договора
правообладатель должен перерегистрировать его на новое фирменное наименование за свой счет.
Таким образом, несмотря на то что ГК РФ не запрещает правообладателю изменить обремененное договором фирменное наименование, чтобы заранее избежать упомянутых нежелательных последствий в подобных ситуациях, ему следует предварительно в письменной форме согласовать с пользователем условия такого изменения.
Если в период действия договора коммерческой концессии истек срок исключительного права, пользование которым предоставлено по этому договору, либо такое право прекратилось по иному основанию, договор коммерческой концессии продолжает действовать, за изъятием положений, относящихся к прекратившемуся праву, а пользователь, если иное не предусмотрено договором, вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения. Основания для прекращения исключительных прав установлены соответствующими законами об их охране, в частности Законом о товарных знаках (ст. 28, 29), Патентным законом (ст. 29, 30).
В случае прекращения принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование или коммерческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами, как отмечалось выше, прекращается и договор коммерческой концессии.
Для коммерческой концессии характерно сотрудничество сторон в процессе исполнения договора, поскольку конечные их интересы во многом едины. В этой связи франчайзинг в определенной мере похож на совместную деятельность. Среди различий между договорами франчайзинга и простого товарищества следует отметить очевидную разницу в характере сотрудничества сторон. В то время как в договоре простого товарищества такое сотрудничество имеет определяющее значение, в коммерческой концессии оно является лишь одним из элементов и, что очень важно, носит неравноправный характер, ибо пользователь находится скорее в отношениях субординации с правообладателем, нежели партнерства.
Кроме того, франчайзинг нужно отличать от договоров комиссии и агентских договоров. Несмотря на то что указанные договоры в маркетинговой деятельности обслуживают сходные потребности, их юридическое содержание различно. Так, комиссионер и агент действуют в интересах и по поручению комитента (принципала), за его счет, оказывая ему определенные услуги, за что получают вознаграждение. Сделки, заключенные
комиссионером или агентом с третьими лицами, несут имущественные последствия комитенту или принципалу.
Отношения сторон по договору коммерческой концессии строятся по-другому. В данном случае пользователь действует без поручения правообладателя, в своих интересах и за свой счет. Он осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность с использованием средств индивидуализации правообладателя, его ноу-хау, коммерческого опыта и т.д. и за это выплачивает правообладателю вознаграждение. То есть, если дилер (дистрибьютор, коммивояжер), работающий по агентскому договору, получает от производителя товаров вознаграждение, то дилер по договору коммерческой концессии сам платит правообладателю за возможность работать с использованием принадлежащих ему прав. Сделки, заключенные пользователем с третьими лицами, влекут имущественные последствия для пользователя.
В заключение необходимо отметить, что франчайзинг — наиболее динамичный вид маркетинговой деятельности и характеризуется комитетом по малому бизнесу Палаты представителей Конгресса США как "доминирующая сила в сфере распределения товаров, услуг", "волна будущего на американском рынке". В США франчайзинг составляет фактически более одной трети розничной торговли. В Австралии свыше 90% предприятий быстрого обслуживания торгуют на основании коммерческой концессии.

 

Это интересно